Осторожно! Эфир взбунтовался!

статья как сотрудники КГБ контролировали и прослушивали радио эфир отправляя на задания разведчика Одно время в зданиях дипломатических представительств СССР на территории зарубежных стран существовали особые комнаты «Зенит» - вотчина оперативно-технического управления КГБ.
В этих помещениях находилась особая аппаратура, которую сотрудники ОТУ использовали как для противодействия подслушиванию со стороны спецслужб противника, так и для слежения за эфиром на волнах, отведенных местной полиции и службам безопасности.
Например, когда офицер резидентуры КГБ направлялся на рискованную встречу с агентом, дежурный техник в комнате «Зенит» начинал тщательное прослушивание эфира.
И как только обнаруживал резкое увеличение интенсивности переговоров или улавоивал какой-либо другой подозрительный признак, он особым сигналом предупреждал об этом резидента, у которого в кармане находился миниатюрный приемник. Прослушка эфира нередко оказывалась полезной и в других ситуациях. Так, в 1958 году в советском посольстве в Осло удалось настроиться на волну переговоров норвежской контрразведки и раскусить код, которым пользовались ее сотрудники при наблюдении за работниками посольства СССР.
Первой цифрой они передавали, кто выехал из здания нашего представительства: единицей, к примеру, обозначался резидент советской разведки, двойкой- его заместитель. Далее следовала первая цифра регистрационного номера автомобиля, а последней цифрой задавался номер предполагаемого района города, куда направлялся разведчик. Знание этого кода помогло работникам резидентуры КГБ обеспечить безопасность поездок сотрудника КГБ Евгения Белякова на свидание к любовнице – жене премьер – министра Норвегии Гердхардсена, занимавшего этот пост в 1945-1951 и 1955-1965 годах. Нет нужды говорить о том насколько важным было для КГБ сохранить эту связь в тайне. В 70-е годы анализ интенсивности радиопереговоров, выполненных техниками в советском посольстве в Токио и подкрепленных наблюдениями сотрудников местной резидентуры, позволил заключить, что японские группы внешнего наблюдения обычно резко ослабляли свою активность по выходным и праздничным дням, а межу 11 часами вечера и 7 часами утра вообще не появлялись на улицах. Это объяснялось нежеланием начальства платить им сверхурочные. Знание режима работы японской «наружки» позволило нашей резидентуре значительно повысить эффективность своих мероприятий. Наличие комнаты «Зенит» помешало ФБР идентифицировать Рональда Пелтона, позвонившего в советское посольство в Лондоне 14 января 1980 года с предложением вступить в контакт с местной резидентурой КГБ.
Сотрудники ФБР записали эту беседу и, когда на следующий день по договоренности Пелтон лично явился в здание посольства, заблокирвоали все выходы от туда, что бы установить личность звонившего и арестовать его, когда он посольство покинет. Однако, после того, когда Пелтон оказался в здании, дежурный сотрудник ОТУ зафиксировал неожиданный всплеск переговоров с использованием переносных и автомобильных радиостанций. Тогда Пелтона переодели и загримировали под рабочего из обслуживающего персонала и в толпе других сотрудников выпроводили незамеченным через боковую дверь.

Вернуться к статьям